Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Жизнь ползет, как змея   в  траве 

(Б, Гребенщиков)

Поделиться в социальных сетях

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

Study: NASA can't afford a trip to Mars, but deserves the cash to do it

It's no secret that NASA's long-term goal is to get people to Mars. But how realistic is that objective, really? 

(By Еngadget

Пилотируемая экспедиция на Марс будет «обречена на провал», если NASA не изменит свои изменит методику планирования полета на Красную планету. С таким заявлением, как пишет The Daily Mail, выступил Национальный исследовательский совет (NRC) США.

( Lenta.ru)

Продолжение будет опубликовано в ближайшие выходные. Подписывайтесь, чтобы получать анонсы публикаций.

 ХХ.08.ХХХХ   facebook

 

Лучезарное августовское утро. Тонкие нити паутинок разлетаются, влажно поблескивая, в теплом, напоенном нежным рассеянным солнечным светом, воздухе.

Полюбовавшись издалека на белые стрелы чаек, скользящих меж пушистыми кронами сосен над лазоревой гладью воды, ты садишься в машину с легким чувством превосходства перед  теми другими–  совсем горожанами.

Нет, ты не сноб, конечно, но…ты немного лучше разбираешься в жизни, и это утро – очевидное тому доказательство. Ты несешься в город по гладкой дороге среди сосен и опрятных домиков, небрежно придерживая двумя пальцами руль. Ты спокоен, ясен и просветлен. Будущая жизнь ложится перед тобой, как эта лента шоссе и ты знаешь, умудренный, что может ждать за поворотом…


  2 часа спустя   facebook

 

Жаркое душное августовское утро, тянет дымной гарью с торфяных болот, и я стою в огорашивающе безнадежной пробке уже полтора часа.

Отягощающим обстоятельством стало то, что двадцать минут назад я обнаружил, что топливный бак пуст и был вынужден выключить кондиционер, чтобы не встать с заглохшим мотором посреди дороги. Я потен, зол, поливаю, как могу, таких же страдальцев спереди и справа, и, само собой, безнадежно опаздываю на до крайности важную встречу, паровозом буду опаздывать на следующую, не менее важную, и, как говорится, далее по пунктам... Как всегда в таких случаях меня догнало убедительно «окрыляющее» чувство того, что я вообще жить опоздал и теперь останется только до старости все оправдываться и отмазываться, а пожить-то толком, сделать что-нибудь убедительное, и не успеть уже.

Телефон, слава богу, пока молчит, но это было ненадежное, зыбкое, чреватое молчание. Позвонить сам заранее я не могу, тогда встречу отложат на неопределенный срок, и остается только тянуть до последнего в надежде, что если я чудом вдруг прорвусь и опоздаю ненамного, и тогда позвоню через две минуты после назначенного времени, то встреча все-таки состоится.

По крайней мере, мне удалось доползти до ближайшей заправки, и, отъезжая от колонки, я уже было начал надеяться, что каким-то невероятным вывертом с приплясом мне все-таки удастся сегодня выкрутиться. Но тут зазвонил телефон.

- Ты где?

- У меня встреча. Через…семь с половиной минут. Вот, стою - держусь за ручку двери. – Для убедительности я взялся за ручку дверцы машины.

- Понял. Звонил Савицкий, говорил странное. Вроде как, у него вопросы по тендерной документации. В общем, нужно, чтобы от нас кто-то подъехал сегодня. А кто, кроме тебя, к нему сунется?

Это был наш самый важный госпроект, который курировал сам «генерал»,  а Савицкий – как полагается в таких случаях  - продажный чиновник, и было у нас с ним все на мази, можете не сомневаться, я свою работу знаю. Не могло у него быть вопросов по тендерной документации, гонит он, вот вопрос -  с чего бы вдруг?

- Я до вечера в полях,- вдруг зачем-то всплыло в голове воспоминание: вечерняя заря, окрасила в нежно-оранжевые оттенки желтое, отяжелевшее зрелостью поле, песчаную дорогу, убегавшую в край леса у горизонта, пронзительно терпкий запах трав… Лезет же в голову не к месту, -     Ну… можно отменить чего-нибудь. В принципе пару часов мне нужно, чтобы…

В этот момент перед лобовым стеклом эффектно опустилась огромная жуткая морда, которая, как выяснилось по мере перемещения взгляда, сопровождалась гигантским телом, когтистыми лапами, хвостом и прочими причиндалами, положенными приличному динозавру в расцвете лет. По крайней мере, в моем представлении.

- Э-э, звони ему пока сам, я тут не все понял…- сказал я и нажал отбой.

Морда вежливо осклабилась, сверкнув белоснежными клыками неприличной величины.

 

 -Простите великодушно, что вынужден Вас побеспокоить, но мне крайне необходима помощь и у меня есть определенные основания предполагать, что если Вы уделите мне некоторое время, то, несомненно, сможете мне помочь.

 

 Кто бы мог себе представить, где это чудо-юдо накопало подобные основания!

На это надо было как-то отреагировать, и я остро ощутил, насколько потно моей спине, насколько от пота и грязи липко лицо и вязко в голове. Для начала неплохо бы включить кондей, вот ведь, из головы вылетело…

В следующее мгновение я судорожно выгребал в зеленоватой толще обжигающе холодной соленой океанской воды, захлебываясь от неожиданности и возмущения. Но к тому моменту, когда до меня дошло, что этого не может быть, я уже вновь ощутил твердую почву под ногами, точнее водительское кресло под попой. Еще я ощутил, что мне прохладно и сухо, как небезызвестным ковбоям, приятный привкус соли на губах, немедленное сожаление, что морское купание так быстро закончилось, необыкновенную ясность и трезвость мысли и легкое раздражение от того, что я по-прежнему имею честь лицезреть нагло ухмыляющуюся морду этого гада, отчего возникал явный диссонанс с предыдущим пунктом.

- Ладно…

Если это глюк, то говорить с ним - бесполезная  трата времени, рассудил я. А потому молча выключил зажигание, вышел из машины и направился к колонкам.

- Эй, парень, - я остановил мальчишку заправщика и ткнул пальцем в животное, жизнерадостно скалившееся с обочины. – Ты видишь там динозавра?

- Ну да, - весело, ответил он. – Он с утра здесь стоит. Вас заправить?

- Нет, спасибо, я уже…- я был несколько растерян. Хотя, в общем, действительно, какое людям до него дело. Никого не трогает, чего докапываться?… Нет, я все-таки не ожидал, что парень его тоже видит!

Я вернулся за руль, и молча отогнал машину к обочине.

Хорошо. Его действительно видел не только я, и, скорее всего, парень просто считает его каким-нибудь экстравагантным детищем новейших рекламных технологий. Да, ладно! Возможно, мне не хватает гибкости мышления юного мозга, поднаторевшего в 3D формате, но на мой неискушенный взгляд это животное никак не вписывалось в пейзаж. 

 

- Что-то ты, приятель, как-то сбледнул с лица.

 

Да-да, именно так. Я почувствовал, что меня подзаносит на его лингвистических поворотах.

- Какие-то странные ты выбираешь выражения,- недовольно пробормотал я.

Меня раздражала двусмысленность ситуации. Вполне могло оказаться, что через минуту из кустов выскочит какой-нибудь молодой придурок и объявит, что меня снимали скрытой камерой. Хотя… Пожалуй, словарный запас этого бесполезного ископаемого уже явно превышал возможности современных телевизионщиков. И потенциальной аудитории подобных розыгрышей.

 

- Ничуть не странные. – заявил он.- Я, между  прочим, абсолютно уникальный в своем роде специалист в области передачи смысловых оттенков у людей северной городской ментальности. Это мой конек. И я не имею отношения к тем техническим приспособлениям массовой передачи информации, и… - он замялся,- тем специалистам, о которых ты сейчас упомянул.

 

- Да-а, знато-ок, – ухмыльнулся я. Тиранозавр Рекс читает мысли! Нет, он определенно не был телевизионным. Слишком натуральна была его забавно самоуверенная гордость своими познаниями в области «смысловых оттенков» и «городской ментальности».

Настроение у меня поползло вверх. Та часть моей души, которая когда-то была подростком, мечтавшем о невероятных приключениях на пути в неизведанное, и которой давным-давно было объяснено, куда можно с успехом засунуть все эти мечты, вдруг неожиданно объявила свои права на порулить. Отчаянно запахло приключениями. Подросток радостно придвинулся поближе из затхлой глубины какой-то отдаленной и забытой кладовки сознания, взрывая трещинами наслоения жизненного опыта, засохшей грязи и липкой жирной пыли – в общем, всего того полезного и нужного, что я нажил с тех пор как мы с ним расстались.

- Вообще-то, это невежливо – читать чужие мысли без спроса, - сообщил я динозавру. – Хотя, пожалуй, это доказывает, что ты все-таки – устойчивая галлюцинация.

Он резко наклонился, топорща усы и растянув пасть в плотоядной клыкастой улыбке, кожа на морде потемнела почти до черного.

 

- Ты думаешь, я действительно похож на плод твоего воображения? Ты что, употребляешь наркотики за рулем?

 

- Как –то обычно нет…

 

- Не надо быть галлюцинацией, чтобы слышать твои мысли, они грохочут до луны… Вам, людям, нелегко выражать свои мысли вслух. Видимо, поэтому вы так отчаянно громко думаете, вдруг, кто-нибудь да услышит, – он выпрямился, и его голова стремительно взмыла вверх, но звук его голоса на это никак не отреагировал, отчего возникло ощущение, что текст читает диктор где-то за моим затылком.

 

- Я в голову к тебе не лезу, мне ни к чему – думай про себя, мне же будет спокойнее.

 

-Ага, - честно говоря, я не понимал, как отличить один способ думать от другого, чтобы обеспечить себе должный уровень информационной безопасности. Но я рассудил, что вряд ли динозавр объяснит мне технические детали процесса у меня в голове. И потом… мне бы было неприятно, если бы он вдруг смог.

Много позже я и правда научился тихо думать, и только тогда уже понял, что поначалу Дэн, скорее всего, слышал все мои мысли, просто многое тактично пропускал «мимо ушей».

 

- Ты должен мне помочь. – вернул он разговор в прежнее русло - В одном щекотливом деле.

- А почему – я?

- Что значит, почему ты. А кто?

 - Ну, почему не тот парень, на заправке, или, к примеру, не тот мужик - в Порше?

- Какая разница?

- Тебе никакой, вот и я говорю.

- Не увиливай. Ты вполне подходишь.

- С чего ты решил? Хотя, ладно, – я понял, что препирательства зашли в тупик.- Что там тебя щекотит?

- Совесть, - ухмыльнулся он в ответ на мою плосковатую шутку. 


ХХ.08.ХХХХ   facebook

  

То, что я услышал, мне не понравилось. Какая- то мутная история про пропавшую знакомую девицу. По всему, надо было отмазываться.

- Слушай…как там тебя…

- Назови меня Гантенбайн…

- Как?!

- Дэн, просто Дэн. Это я свою литературную осведомленность демонстрировал, -  он гордо встряхнул зелеными усами.

- Понятно.

. Я что хотел сказать…Тебе от меня в таком деле… - я замялся, подбирая слова - будет мало пользы…не мой шпангоут…- при этом на его морде появилось такое выражение, как если бы я исподтишка достал из широких штанин, ну как минимум,  ракетную установку.

Я чувствовал себя по-дурацки. Но: хорошо теоретически полагать, что некоторые высокие материи важнее сиюминутных интересов отдельной личности, а другое дело, когда эта отдельная личность – ты сам. Вдруг ты реально сталкиваешься с  ситуацией, когда тебе предлагается немедленно приступить к поиску и спасению каких-то совершенно посторонних тебе девиц, в компании, так, если на глазок, пяти-шестиметрового динозавра. Притом ведь очевидно, что никто не планирует возмещать твои ожидаемые материальные и прочие издержки, пусть даже морально, присвоив, к примеру, тебе статус героя.

Как бы то ни было, неожиданно для себя я обнаружил в своей душе твердое убеждение, что исторически значимые поступки, вроде содействия взывающим о помощи братьям по разуму, буде они все-таки окажутся не галлюцинацией, должны совершать специально обученные люди.

Исходя из вышесказанного, я мысленно запинал обнаглевшего себя-подростка поглубже в подходящую кладовку,еще раз, на всякий случай, виновато улыбнулся, со словами «извини» я уже захлопнул водительскую дверь, и дал деру. 


 ХХ.08.ХХХХ   facebook

  

Деру я дал очень эффектно – метров на пятьдесят. Газанул с места с прокруткой колес и… через секунду услышал хлопок, и машину стало разворачивать. Когда машина остановилась, я вышел из нее в самом мрачном расположении духа и внимательно осмотрел каждое колесо. Так и есть.

В этот момент зазвонил телефон, я вздрогнул. Это снова по поводу тендера.

- Слушай, знаю, ты на встрече. Короче, Савицкий на месте до двух, потом он уедет до конца дня. И все. Он дал понять, что если он не успеет с тобой поговорить сегодня, решение может быть не в нашу пользу. Ты как?

- Понял. – ответил я и положил трубку.

Мне оставалось только стиснуть зубы.

- Какого черта! – я пнул ногой спустившее колесо. - Проклятая ящерица!

Я был глубоко убежден, что это подстроил подлый динозавр, хотя вот, кто бы тогда мне задал вопрос – каким образом.

Во всяком случае, я решил с ним больше не разговаривать. Во избежание. Я молча достал запаску и стал менять колесо. Дэн внимательно наблюдал за тем, что я делаю.

Я закончил, убрал спустившее колесо в багажник, и решил вернуться на заправку пешком. Я старался все делать спокойно и уверенно, но чувствовал, что от напряжения у меня дрожат руки. Пойду, прогуляюсь до ватерклозета, успокоюсь. Может, пока я хожу, эта тварь куда-нибудь денется.


ХХ.08.ХХХХ   facebook

 

Я действительно успокоился, пока ходил. Я философски рассудил, что мы же сами создаем обстоятельства нашей жизни. Ну вот, мне и надоело участвовать в этой истории. Сейчас выйду к машине, сяду и поеду по своим привычным делам. И никаких динозавров, ничего выходящего из-под контроля, я же, в конце концов, взрослый человек. Хотя тут же вспомнил, что, сколько я не пробовал применить эту  очковтирательскую философию на практике - ни разу не сработало.

В любом случае, мне так и следует отнестись к этому, как к несколько навязчивому розыгрышу. Я вышел с независимой улыбкой на лице. Динозавр никуда не делся, но я постарался сделать вид, что не имею к этому никакого отношения. Все-таки я слишком нервно выдернул из кармана ключ от машины, и он неожиданно ловко нырнул в щель водостока, обнаружившегося у переднего колеса.

Какое-то время я тупо гипнотизировал водосток. Он не поддался.

- Главное - не волнуйся, я помогу. Только так: ты мне - я тебе. Чудесный принцип, соглашайся!

В этот момент снова зазвонил телефон. Я вздохнул и снова пнул колесо ногой. Впрочем, уже без прежнего энтузиазма.